Art-lg.ru

Журнал Автомобилиста
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему в России такой дорогой бензин? Разбираемся с ценообразованием

Почему в России такой дорогой бензин? Разбираемся с ценообразованием

Цены на бензин — больная тема для российских автомобилистов. Постоянный рост цен на фоне добычи нефти смущает людей. Ещё больше в ступор вводят цены других стран, многие из которых экспортируют нефть. При этом не все понимают, как устроено ценообразование в этой отрасли, а оно действительно странное.

Журнал Reconomica изучает цены на бензин на российских заправках, подсчитывает прибыль продавцов и сравнивает стоимость нефтепродуктов в разных странах.

От чего зависит цена на бензин в России

Сколько стоит бензин, если нефть ушла в минус: это мы спросили у экспертов

Фото: Артем Краснов

20 апреля произошло знаковое для нефтяной отрасли событие, но со знаком минус: впервые в истории стоимость американской нефти WTI стала отрицательной. Будут ли продавцы нефти доплачивать покупателям, когда и насколько подешевеет бензин и что случится с российским бюджетом — эти вопросы мы задали экспертам по топливному рынку.

Что произошло?

20 апреля на американской нефтяной бирже NYMEX стоимость фьючерсов нефти WTI (американский сорт) резко поползла вниз, одолев сразу несколько психологических рубежей: сначала $10 за баррель, потом ,1 за баррель и, наконец, -$40 за баррель. В момент закрытия биржи стоимость составляла -$37, что в любом случае является абсолютным антирекордом.

А что с другими сортами нефти?

Они тоже ушли в отрицательную зону, но не так сильно: например, североморская нефть Brent провалилась до -$3 за баррель, а российская Urals — до -$3,5 за баррель. В данном случае речь идёт о спот-рынке, то есть поставках, которые выполняют прямо сейчас.

Что означает отрицательная цена на нефть?

Ситуацию объяснил нам учредитель нефтетрейдинговой компании «Рекорд» Филипп Балчугов:

— По сути, это означает, что издержки по транспортировке и хранению нефти превышают стоимость самой продукции. И трейдеры готовы избавиться от нефтепродуктов, чтобы не нести эти издержки.

Основной причиной «щедрости» нефтяников эксперты называют отсутствие ёмкостей для хранения нефти: так, в самих Штатах запасы нефти уже в 1,5 раза выше ожиданий, а по всему миру в танкерах находится порядка 160 миллионов баррелей: для сравнения, это примерно двухнедельная добыча нефти Россией.

— При этом отрицательная цена была на фьючерсы, то есть речь о контрактах на будущую поставку, а не саму нефть, — подчёркивает эксперт. — Цены на нефть в последние дни держались на одном уровне. Просто 21 апреля заканчивались торги по этим контрактам, и в этой ситуации выиграли те, кто нашёл возможности для хранения нефти. Они закупили нефть по отрицательной цене, а в следующие месяцы продадут по положительной.

То есть по факту доплачивать за баррель нефти $40 никто не будет, тем более июньские фьючерсы хоть и подешевели, но находятся в положительной зоне.

Филипп Балчугов подчёркивает, что такая ситуация складывается на нефтяном рынке впервые.

То есть отрицательная цена — это условность?

В целом да: ситуация носит кратковременный характер, а стоимость нефти по длинным контрактам положительна.

— Здесь не нужно проводить прямых параллелей со стоимостью нефти вообще, потому что речь идёт о резком падении в моменте перед закрытием торгов по данным контрактам на американской бирже, — говорит президент Независимого топливного союза Павел Баженов. — По сути, это бумажные котировки, тогда как реальные цены зависят от них, но привязаны к котировкам за определённый период.

И всё же эксперты рассматривают ситуацию как тревожный прецедент, который демонстрирует неустойчивость нефтяного рынка. Многие возлагали надежды на новую сделку ОПЕК + Россия, но она ещё не вступила в силу и в краткосрочной перспективе стабильности рынку не принесла.

Фактическая стоимость нефти Urals поползла вниз и на момент подготовки статьи составляет в районе $24,5 за баррель: это чуть выше мартовского минимума ($21,6), но означает почти трёхкратное падение относительно начала года.

Что происходит на внутреннем рынке нефти в России?

— Цены здесь всегда зависят от международных котировок, но при этом цена в России всегда ниже экспортной. Сейчас цена падает и будет падать дальше в ближайшие месяцы, — считает Филипп Балчугов.

Как падение цен на нефть скажется на бензине?

Вот любопытный факт: оптовая цена бензина АИ-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже упала ниже 36 тысяч рублей за тонну, что в пересчёте на литры эквивалентно 27 рублям за литр.

Однако радоваться рано. Во-первых, речь идёт об оптовой цене, к которой в любом случае добавляется розничная наценка. Во-вторых, эта стоимость ниже, чем совокупный уровень налогов и акцизов в бензине, который оценивается в 28 рублей с литра. Таким образом, торговать топливом по таким ценам компаниям просто не выгодно.

Мы уже разбирали, что даже условно нулевая стоимость нефти в России не приводит к обнулению цен на бензин, поскольку в розничной стоимости бензина доля нефти составляет лишь 4–6%.

Почему дешевеет бензин: совсем не из-за удешевления нефти

На биржевую цену бензина больше влияет другой фактор: падение спроса. Режим повышенной готовности к ЧС резко снизил потребность в топливе.

— Оптовые цены на нефтепродукты продолжают снижаться, — подтверждает Филипп Балчугов. — Это связано со снижением спроса, и сейчас на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже спрос упал на 40–50%. Слабый спрос связан с падением продаж у сетей АЗС и низким потреблением топлива транспортными компаниями.

Павел Баженов отмечает, что на разных АЗС спрос упал в пределах 30–70%, в среднем — в два раза. Получается, что стоимость бензина толкают вниз не столько упавшие цены на нефть, сколько обрушение спроса.

Нижнюю цену на бензин определяют налоги

Эксперты считают, что есть порог, ниже которого бензин не провалится по объективным причинам — из-за налоговой нагрузки.

Фото: Полина Авдошина / Сеть городских порталов

Филипп Балчугов отмечает, что на первый план вышли не традиционные налоги (НДПИ, акцизы и прочее), а совсем другой фактор:

— Потенциал для дальнейшего снижения цен есть, но в России существует демпфер, который защищает внутренний рынок от колебаний. И дальнейшая ситуация зависит от решений государства: если демпфер будет отменен, цена может значительно упасть, если его сохранят, падение будет незначительным.

Что такое этот демпфер?

Объясняет Павел Баженов:

— Демпфер был введён в 2018 году для стабилизации нефтяной отрасли при росте мировых цен на нефть до определённого уровня. Но сегодня цена нефти упала, и демпфер превратился в разновидность налога, причём очень существенную: с тонны бензина нефтяные компании платят 12,5 тысячи рублей акциза и 17 тысяч рублей за тот самый демпфер. Плюс к этому — все остальные расходы, включая НДС 20%.

Читать еще:  Нужны ли антигели для дизеля?

Будет ли бензин дешеветь и дальше?

В последние дни средняя стоимость бензина по России снизилась, но в очень скромных пределах: например, относительно мартовского скачка бензин АИ-95 подешевел примерно на 40 копеек до 46 рублей за литр, то есть опустился до уровня начала года. Для сравнения, весной 2019 года бензин был почти на рубль дешевле.

— В долгосрочной перспективе цены могут снизиться, но незначительно, — добавляет Филипп Балчугов. — Розничная цена нефти менее волатильна, поэтому не стоит ждать резкого снижения цен на АЗС. Учитывая, что объем продаж на АЗС за последние недели упал на 30–40%, у них будет возможность увеличить прибыль при меньших объемах продаж. Это даст возможность сохранить рабочие места, справиться с кредитными и арендными обязательствами. Поэтому снижение может быть, но оно будет незначительным и на период до июля, после чего снова будет рост.

Не прогнозируют снижения цен и представители Независимого топливного союза:

— С одной стороны, маржинальность розничной торговли топливом сейчас неплохая: не оптимальная, но терпимая, — объясняет Павел Баженов. — И на первый взгляд, есть возможность для снижения цены бензина и дизтоплива. Но проблема в резком падении спроса: не важно, какая у вас маржа, если продажи плохие, маржа вас не спасает.

Эксперт считает, что повышения цены выше пределов инфляции не будет, а что касается возможного удешевления бензина, то отдельные игроки могут попытаться «сыграть на понижение».

— Но сейчас ценовые войны крайне опасны, потому что проблемы есть на всех уровнях нефтяной отрасли: добыча, переработка, дистрибьюция, — говорит Павел Баженов. — Нефтянка трещит по швам, и сейчас важно сохранить, в том числе, розничную сеть независимых АЗС.

Как низкая стоимость нефти скажется на бюджете России?

Бюджет России на 2020 год строился из средней цены барреля нефти $42,5 за баррель, поэтому нынешняя ситуация болезненна. В начале апреля Минфин оценивал недополученные за месяц нефтяные доходы на уровне 56 миллиардов рублей (0,3% от бюджета).

Но экстраполировать ситуацию на будущее сложно: многое зависит от того, как скоро ведущие экономики выйдут из режима карантина.

— Пока ситуация больше коснулась трейдеров и тех, кто занимается спекуляцией на рынке нефтепродуктов, поскольку речь, повторюсь, шла не об отрицательной цене нефти как таковой, а отрицательной цене будущих контрактов, фьючерсов, — объясняет Филипп Балчугов. — Практические последствия возникают, только когда дешевеет сама нефть, но так как эта отрасль очень зарегулирована государством, всё зависит от настроений свыше.

Он добавляет, что в кризисы дешёвое топливо стимулирует рост экономики, поскольку топливные расходы формируют до трети издержек на производствах, а доступные энергоносители позволяют снизить себестоимость.

Дешевеющая нефть оказывает давление на рубль, но эксперты считают, что действия Центробанка не позволят российской валюте просесть слишком сильно.

Парадоксальная ситуация складывается и на автомобильном рынке: рекордное падение продаж идёт рука об руку с заметным подорожанием машин. Экономику во многом подкашивают меры по самоизоляции, за нарушение которой грозят гигантские штрафы.

Цена бензина как сумма составляющих

Любая цена складывается путем суммирования. И стоимость сырья не всегда является определяющей. Цена топлива во многом зависит от величины различных налогов, расхода средств на производство, прибыли нефтеперерабатывающих заводов, владельцев заправок. Специалисты утверждают, что стоимость нефти составляет лишь около 7% цены бензина, которую за него платит потребитель, заливая в бак машины. А вот разного вида налоги, акцизы, НДС влияют на величину 60% стоимости литра автомобильного топлива в РФ. И это не чисто российский феномен, а общемировая практика. Так, в США налоговая составляющая стоимости бензина – 50%. При этом иногда приводят неправильную цифру в 12%. Но это лишь часть налогов, которыми облагается бензин. Необходимо добавлять еще и налоги, которыми облагается сама добыча нефти и экспортные налоги в странах, поставляющих свою добытую нефть на американский рынок. Вот и выходят в результате усредненные 50%.

В российских реалиях рост цен на бензин обусловлен еще и тем, что теперь нефтяники стараются компенсировать за счет внутреннего рынка свои убытки на внешних рынках.

С таким ходом мысли согласны некоторые видные эксперты. Таково, например, мнение директора Института энергетической политики Владимира Милова. Он уверен, что причина роста цен на бензин – раздувание маржи, которое стало возможной из-за того, что вся нефтяная отрасль страны, включая переработку и сбыт, чрезмерно олигополизирована. А объяснения нанятых «экспертов» о большой составляющей налогов — это уловка, уводящая от истинного положения вещей. При этом В. Милый все же считает, что бензин не может стать дешевле в разы. Производители должны получать прибыль. Но если бензин дорожает на фоне дешевеющей нефти, то это признак нездоровой ситуации во всей цепочке от нефтедобычи до сбыта топлива.

Что будет делать правительство?

В настоящий момент на объемы предложения бензина и дизеля на российский рынок косвенно влияют два фактора: запрет на импорт топлива в Россию, а также снижение в два раза норматива для нефтяников минимального объема продажи топлива на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Все эти факторы направлены на поддержку отечественных нефтепереработчиков, но снижают наполнение внутреннего рынка нефтепродуктами.

Минэнерго и ФАС на текущий момент не ответили ТАСС на запрос, будут ли они предпринимать какие-либо меры, чтобы способствовать наполнению рынка объемами топлива. Эксперты же считают, что ведомства не пойдут на отмену запрета импорта, но решение об увеличении минимального норматива продажи бензина и дизеля — возможно.

Калачев из «Финама» заметил, что в принципе у России нет проблем с объемами производства бензина и дизеля, поэтому нефтяники смогут довольно быстро справиться с текущей ситуацией и удовлетворить возросший спрос на российских дорогах.

«У нас избыточная производственная мощность. Мы полностью обеспечиваем себя производством топлива, а также активно экспортируем. Поэтому скоро все наладится. Конечно, АЗС могут воспользоваться ситуацией и немного поднять цены. Мы это, кстати, сейчас и видим. Но все же я не думаю, что им дадут это сделать. Во всяком случае сильно», — подытожил эксперт.

Почему дорожает топливо на заправках

С 1 января 2019 в рамках планового повышения был поднят размер акцизного сбора. Теперь производители топлива будут платить налог в 1,5 раза больше, чем раньше. Рост таких затрат заложат в цену, по которой бензин попадет оптовикам. Посредники будут вынуждены скорректировать свои расходы и прибыли, связанные с поднятием акциза, и тоже увеличат конечную стоимость продукта.

Читать еще:  Как выбрать правильные дворники

Кроме акциза, государство подняло НДПИ – налог на доходы от полезных ископаемых, а заодно снизило пошлину на экспорт нефтепродуктов. Это сделало продажу нефти и ГСМ за рубеж для производителей более выгодной, чем реализацию добытого черного золота на внутреннем рынке РФ.
При такой схеме, которая уже реализуется, страдает розница. На АЗС не могут увеличивать стоимость бензина, согласно новым реалиям, т. к. государством на это наложен запрет. Из-за искусственного сдерживания цены АЗС несут убытки, часть из них закрывается.

Ситуацию усугубляет растущая инфляция. ЦБ России уже скорректировал прогнозные значения в отношении инфляционных ожиданий, заявив, что удержать обесценивание рубля на уровне 4% в год не удастся. Поэтому вопрос о том, будет ли дорожать бензин в 2019, уже не стоит. Сейчас граждан и представителей бизнеса волнует, насколько сильным будет повышение цен. В таблице приведены цены на топливо по состоянию на февраль 2019.

МаркаМаксимальная ценаМинимальная ценаМаксимум по столице
Дизтопливов Красноярске 50,8в Саратове 45,249
АИ 98в Краснодаре 50,9в Омске 47,353,7
АИ 95в Краснодаре 46,7в Казани 43,149,3
АИ 92в Краснодаре 43,2в Казани 40,543,2

Налоговая нагрузка

Огромное влияние, не сравнимое с колебаниями цены на нефть, на стоимость бензина оказывают налоги и акцизные сборы.

Дело в том, что регулирование цен на топливо находится полностью в руках государства. С помощью налогов и сборов обеспечивается определенная финансовая стабильность для нефтяных компаний, которые являются основными налогоплательщиками и для которых падение цен на нефть является кризисной ситуацией.

Это значит, что 60% цены на бензин состоит из НДС, акцизов, НДПИ, налога на прибыль, налога с фонды оплаты труда и др.

Например, только акцизный сбор для бензина марки АИ-95 составляет примерно 10 рублей на литр.

Опт через край

Цены на нефтепродукты на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) продолжают идти вниз вторую неделю подряд. Из-за коронавирусных ограничений спрос на топливо падает, крупнооптовых покупателей все меньше, емкости для хранения нефтепродуктов сокращаются. Бензин повсюду в переизбытке.

И, несмотря на то, что нефтяные компании ускоренными темпами снижают поставки топлива на внутренний рынок, девать его некуда — распространение вируса не даёт надежды на оживление экономики страны в ближайшие недели и даже месяцы. Некоторые оптовые покупатели нефтепродуктов — независимые участники рынка — вовсе прекратили закупки на биржевых торгах. При этом, нефтяные компании, согласно совместному приказу ФАС и Минэнерго, должны выдерживать рекомендации по нормативам биржевых продаж.

«Сбалансировать внутренний рынок моторных топлив и избавить НПЗ от неоправданных потерь, которые они несут сейчас из-за регулятивных требований, можно было бы путем ослабления нормативов обязательных продаж продуктов на СПбМТСБ. По нашим оценкам, достаточно было бы снизить норматив биржевых продаж для автобензина с 10% до 6%, а для дизтоплива — с 6% до 5% от соответствующих объемов выпуска. Такие пониженные нормативы имело бы смысл ввести на всё время действия карантинных мер, обусловленных пандемией коронавирусной инфекции», считают эксперты «Петромаркета».

Совокупная прибыль

Этот термин означает общую сумму прибыли, которую получат все участники цепочки производства бензина:

  • разведка месторождений и добыча нефти;
  • транспортировка;
  • переработка на НПЗ;
  • реализация на АЗС.

Каждое предприятие закладывает в конечную стоимость своего продукта прибыль, которая необходима для развития и модернизации. Прибыль является важным показателем эффективной работы каждого предприятия занятого в процессе изготовления бензина.

Эти совокупные затраты в себестоимости литра российского бензина занимают около 23,3 %.

Если разбить совокупную прибыль на четырех известных участников, то выходит, что каждый из них получит чистую прибыль 5-6 %.

Решили добить. Что происходит с ценами на бензин

Уроки «тучного» 2018 года ничему не научили чиновников, и цены на бензин в Центральной России снова пошли на взлёт. Да ещё какой! Рекордный, небывалый. С апреля в оптовой торговле 95-й бензин подорожал уже более чем на 50%. Тем временем население беднеет из-за коронавирусного кризиса, а власть имущие готовятся считать внезапные прибыли.

Нет, действительно, снова на те же грабли. Наверняка каждый из наших читателей и зрителей подумал то же самое – вот только небывалого роста цен на бензин нам и не хватало. Уже всё есть – и рост безработицы, и гибнущий малый бизнес, и обнищание населения. Вроде как страна выходит из карантинных ограничений. Но куда? Во тьму нового кризиса, не иначе.

Одним из показателей кризиса в России наряду с девальвацией рубля является и лихорадка на топливном рынке. Нечто похожее мы уже прошли в 2018 году, когда цены не нефть резко выросли, а вместе с ними «поплыл» так называемый экспортный паритет. Вывозить нефть за границу стало выгоднее, чем доплачивать за продажу нефтепродуктов внутри страны.

Все шишки тогда посыпались на нефтяников. Мол, они, такие-сякие, зарабатывают на населении. Нефтяники отвечали: мы вовсе не поднимали цены, хотя продажа бензина в России стала космически убыточной, пошли банкротства. И что, скажете вы, значит, речь идёт о вине той самой руки рынка? Совершенно нет. В такие тиски нефтяников и население поставила налоговая политика государства. Судите сами.

Те же грабли

Мы в России живём в совершенно удивительной ситуации. Наша страна – один из мировых лидеров по добыче нефти, однако любое падение мировых цен вовсе не приводит к снижению стоимости бензина. Цены стабильно идут вверх.

Сейчас по миру ударил коронавирус, кризис уже налицо, но есть два важных фактора. Первый – карантинные ограничения снимаются, городам и странам нужно всё больше и больше бензина. И второй – цены на нефть уже превышают 40 долларов, то есть сделка с ОПЕК даёт о себе знать, а война с Саудовской Аравией на мировом рынке нефти закончилась.

В этих условиях, когда стране нужно всё больше топлива, Минэнерго и ФАС принимают какое-то совершенно дикое решение о сокращении отгрузки топлива на внутренний рынок. Не надо быть умным экономистом, чтобы понять, что это способно привести к дефициту и росту цен.

Так, с 1 мая нефтяники, согласно приказу Минэнерго и ФАС, обязаны реализовывать на бирже не менее 5% производимого бензина, тогда как раньше – не менее 10%. Чиновники посчитали, что если из-за карантина спрос снизился, то пусть остатки будут сладки и уйдут на экспорт. Нет, мы с вами, конечно, понимаем, что цены на нефть подросли, что хочется продать побольше за границу, что из этого пойдут и увеличенные поступления в бюджет. Но зачем сейчас? И какова тогда логика правительства, которое одной рукой оказывает нам помощь (те же выплаты на детей), а другой – забирает её обратно посредством роста цен (из-за удорожания бензина растут цены на всё остальное). Именно этот момент меня обескураживает больше всего. Тоже мне, помогли.

Читать еще:  Можно ли оплатить штраф за нарушение ПДД со скидкой?

Словом, с середины апреля в Центральной России биржевые цены на 95-й бензин выросли более чем на 50%. В Москве – до 59,5 тысячи рублей за тонну, в Петербурге – вообще до 60,5 тысячи. Розница пока реагирует вяло, но топливный кризис на самом деле всё ближе.

Собака лает, караван идёт

Складывается ситуация, очень схожая с этой поговоркой. Иначе как объяснить, что, несмотря на многочисленные предупреждения, которые делали чиновникам экономисты, в том числе на Царьграде, ничего не меняется. НДС вырос до 20%, а параллельно продолжается так называемый «налоговый манёвр» в нефтянке – растёт НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и падает экспортная пошлина. Вы поняли? То есть нефтяникам приходится больше платить за добычу, но меньше за то, что они гонят нефть на экспорт. Предпосылки к дефициту налицо. Но компаниям тоже не так весело. Ежегодно растут акцизы – каждый раз с 1 января. Всё больше и больше.

В 2018 году правительство увидело, что взрывной рост стоимости бензина нужно остановить, и заморозило акцизы. Но потом разморозило опять, положив под нас с вами и нефтяников те же грабли. Курировавший тогда ТЭК вице-премьер Дмитрий Козак даже собрал совещание с крупными нефтяными компаниями и пригрозил им введением заградительных пошлин, если они допустят рост цен. Так проблему решили за счёт убытков отрасли, а налоги остались прежними.

Есть и ещё одна мера. Она называется «демпфирующий механизм», или «демпфер». Это хитрая система компенсаций нефтяникам потерь от продажи бензина в России. Если цена за границей выше, то им доплачивают, чтобы цены внутри страны не росли. Если наоборот, то платят уже нефтяники. Вот вам и ответ на вопрос, почему в России не падает стоимость бензина, когда идут вниз мировые цены на нефть.

Как видите, отрасль обложена налогами, а значит, косвенно и мы с вами. С годами, как бы ни менялась рыночная конъюнктура, тут никаких изменений нет. Действует ручное и даже «кукольное» управление. И ведь последние два года я постоянно пишу, что не является нормой ситуация, при которой более 70% в стоимости литра бензина составляют налоги.

Вы будете удивлены, но реальная цена бензина – это лишь 29% от той цифры, которую мы видим на табло АЗС. В эти 29% входит цена самого сырья (7%), переработки и транспортировки (15,5%), а также гарантированная прибыль (ещё 6,5%). Таким образом, при нынешних 46-47 рублях за литр 95-го в Москве он должен был стоить на самом деле 13,4-13,63 рубля за литр! Впечатляющая разница, правда? Из этого несложно определить, что налоги в цене бензина, таким образом, составляют вообще 71%.

На пути к кризису

На мой взгляд, новый кабинет министров успешного технократа Михаила Мишустина пока не понял до конца, что происходит. Ему в наследство досталась сложная и разбалансированная, местами бестолковая и вредная система налогов в нефтянке, которые придумывались кабинетом Дмитрия Медведева и наслоились друг на друга. Но делать с этим ведь что-то необходимо.

Член комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты Рустам Танкаев рассказал, что при такой налоговой системе впереди у нас может маячить вполне реальный топливный кризис. Мы же помним, что потребление только растёт, а ведь скоро начнёт «просыпаться» ещё и гражданская авиация.

Душение отрасли налогами привело к тому, что экономика нефтепереработки в России стала отрицательной, а НПЗ – убыточными. Сейчас началось восстановление потребления, и спрос существенно превысил предложение на бирже (а там ещё и планку объёма снизили, как мы помним). Цены выросли очень сильно, обратил внимание Танкаев.

В результате экономика торговли бензином стала отрицательной. В принципе, это должно привести к тому, что у нас возникнет бензиновый кризис. Такие кризисы в России уже были. Это никакая не экзотика. И это всегда являлось следствием административного регулирования,

Он согласился с тем, что правительство пока, судя по всему, не готово снять налоговое ярмо. Ведь чиновники ничего не меняют. Они вводят какие-то компенсирующие механизмы, пытаются убедить всех, что ТЭК нужно точечно управлять. А на этом фоне у них под носом загибается переработка, начинается дефицит и рост цен на заправках.

Это вызывает большое беспокойство. Потому что неэффективность рынка нефтепродуктов на фоне роста потребления – это очевидный путь к кризису. Нужно отказываться от демпфирующего механизма, полностью отказаться от акцизов на бензин и дизтопливо. Надо переходить назад к рыночным механизмам регулирования рынка нефтепродуктов,

– дал рекомендации Танкаев.

С этим невозможно спорить, если мы вспомним, какой процент в цене бензина составляют те самые налоги. Знаете, на что я ещё обратил внимание? Если нефтяники в рамках плавающего «демпфера» что-то платят государству, то деньги эти должны идти в ФНБ. В ту «кубышку», откуда правительство черпает средства для поддержки экономики. А тут получается наоборот – экономику как раз калечат, а заодно задирают цены для нас с вами. Согласитесь, это дурдом.

Я вовсе не защищаю нефтяников, которые получают огромную прибыль от продажи нефти за границу. Но в здоровой экономике не должно быть таких огромных налогов. Напомню, что это ведь налог и для нас с вами, учитывая, сколько из денег за бензин мы отдаём нефтяникам, а сколько – государству.

У фермера, выращивающего, например, яблоки, не должно быть выбора между тем, чтобы продать их с хорошей выручкой за границей или приплачивать самому за продажу в России в тот момент, когда у него к тому же «загибаются» яблони. Ведь совершенно понятно, что в конечном счёте за этот бардак заплатит население – как за налоги, так и за рост цен, спровоцированный рукотворным дефицитом.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector